Пытали не только в Минске: рассказы задержанных в Могилеве — Deutsche Welle

Переулок Окрестина в Минске стал символом жестокости силовиков по отношению к задержанным во время протестов. Но такие места есть почти в каждом городе. Вот что рассказывают в Могилеве.

Об этом говорится в сегодняшней статье Deutsche Welle.

По оценке представителя правозащитного центра «Весна» в Могилеве Алексея Колчина, в период с 9 по 12 августа в городе было задержано более 500 человек. Мест в изоляторе временного содержания (ИВС) не хватало, поэтому задержанных отвозили автозаками в ближайшие райцентры — Шклов, Чериков, Горки. Только теперь, по прошествии месяца, удается восстановить общую картину произошедшего. Самым страшным местом в городе стал спортзал Ленинского РОВД, где людей просто пытали. После избиений там в Следственный комитет РБ обратились 56 человек, а следователей вызывали врачи.

В Ленинском РОВД Могилева: «Били палками, загоняя на третий этаж»

Одним из первых о зверствах силовиков рассказал 40-летний могилевчанин Виталий Шаталов. Вечером 11 августа он был задержан в центре города группой милиционеров в касках. У него спросили документы, но не дождавшись ответа, схватили под руки и завели в автозак.

В грузовике оказались еще трое горожан, которых сразу уложили на пол. «А после чьей-то команды «работаем» всех стали избивать сперва дубинками, а позже ногами», — вспоминает Виталий Шаталов.

Belarus Proteste Gewalt FolterМужчина признается, что чудом не потерял сознание и был весь в крови. Позже врачи диагностировали у него черепно-мозговую травму и наложили швы. Но на тот момент скорую помощь никто вызывать не собирался, автозак отправился во двор Ленинского РОВД в Могилеве.

А там уже был организован коридор из милиционеров в масках, которые сразу же при выгрузке начали задержанных бить палками, загоняя их на третий этаж в спортзал. Бежать нужно было согнувшись, с руками за головой. На лестнице на каждом пролете стояли еще по два сотрудника, которые палками и пинками подгоняли наверх.

В спортзале Виталий Шаталов увидел страшную картину: на полу, вплотную друг ко другу, стояли на коленях «в позе эмбриона» десятки людей. Милиционеры нещадно били их при малейшем звуке. Но даже не это шокировало его больше всего: «Удивило поведение женщин-милиционеров — одна из них попросила отойти, чтобы я не забрызгал ее кровью».

Скорую помощь, вспоминает Шаталов, вызвал кто-то из молодых сотрудников РОВД. В нейрохирургическом отделении больницы, учитывая очевидно криминальный характер травмы, врачи вызвали работника Следственного комитета, который принял от пострадавшего жалобу. Каким будет исход дела, мужчина пока не берется предположить.

В УВД Могилевского Облисполкома: «Заставляли давать показания, угрожая изнасилованием»

Елисею Федину всего 19 лет. Его вместе с двумя приятелями милиция забрала на школьном стадионе 12 августа. Когда сотрудники спецподразделения в черных балаклавах выскочили из подъехавших машин, парни бросились врассыпную. Правда, оказалось, что они окружены — еще около десятка милиционеров с медицинскими масками на лицах бежали им навстречу и быстро справились с подростками.

Belarus Proteste Gewalt FolterЕлисея, по его словам, сбили с ног жесткой подсечкой. А когда он встал, то получил мощный удар кулаком в глаз и еще несколько ударов в голову. Уже в больнице выяснилось, что у молодого парня травмирован глаз, а веко пришлось зашивать.

Вместо «скорой» его в наручниках увезли в областное УВД, так как, обнаружив переписку в Telegram-канале, посчитали парня организатором несанкционированного массового мероприятия.

В УВД, вспоминает Елисей, уже не били, но были угрозы весьма специфического характера. Не стесняясь в выражениях, милиционеры заставляли парня признаться, какие акции он готовит в Могилеве. «В случае отказа они обещали меня избить еще больше и посадить в клетку, где изнасилуют уголовники», — вспоминает Елисей Федин.

Но вскоре из-за травмы грудной клетки, полученной, вероятно, из-за падения на землю при задержании, парень стал задыхаться. Только когда приступ межреберной невралгии стал очевидным, милиционеры, не дожидаясь врачей, сами завезли его в приемное отделение больницы скорой помощи.

И это еще не все. Под милицейским надзором Елисей вынужден был сказать докторам, что упал с турника. Только принципиальная позиция врачей выручила парня. Его отвели на осмотр в изолированное от посторонних помещение и заставили во всем признаться. Доктора, как того требует инструкция, сразу же вызвали следователя СК.

В РОВД Могилевского района: «Наблюдателей пинками загоняли в автозак»

Павел Мельянцев считает, что ему повезло. Он не был ни в Ленинском РОВД, который бывшие узники называют не иначе как «гестапо», ни в Октябрьском,где людей избивали, если они задавали вопросы или сопротивлялись. Его доставили в РОВД Могилевского района, где задержанных не били. Однако его история ярко показывает отношение власти к избирательному процессу.

Дело в том, что Павел был официально аккредитованным наблюдателем от оппозиции на одном из избирательных участков. В день выборов его вместе с коллегами лишь периодически запускали внутрь участка, ссылаясь на эпидемию COVID-19. Остальное время приходилось дежурить на улице, подсчитывая пришедших, что очень не нравилось милиции.

Вечером 9 августа, когда уже был вывешен итоговый протокол, он с коллегой пошел к машине, собираясь домой. Но дорогу им перегородил зеленый автобус МАЗ с десятком милиционеров в касках и бронежилетах.

Они понимали, что перед ними наблюдатели — парни шли в белых рубашках и пиджаках, с документами. Но это и было целью охоты, говорит Павел Мельянцев: «Милиционеры хватали нас за руки, а третий без особой на то надобности ногой подгонял нас пинками под зад».

Belarus Proteste Gewalt FolterТак что задержания начались прямо в день выборов, утверждает Павел. И сразу же их повезли не в могилевский ИВС, а в Шклов, хотя массовых репрессий, как в последующие дни, еще не было. Видимо силовики уже готовились к будущей зачистке.

Отдельно Мельянцев заостряет внимание на том, как проходил суд. «Прямо в ИВС задержанных заводили в кабинет, где судья в течение пяти минут выписывал 10 суток ареста независимо от поведения обвиняемого. Я даже не знаю фамилию судьи», — рассказал DW Павел Мельянцев.

Share

You may also like...